Вернуться ко всем записям

Учитель и носитель – найди десять отличий

Автор: Татьяна Орестова
15.10.2015

Новость дня: проект «превратись из учителя в носителя» сорвался, потому что мой ученик возвращается в Германию. Нам обоим очень жаль, ибо удовольствие было обоюдным.

Леандер научился читать, произносить звук «ы» и не путать при написании «ч» и «у», он уже понимает многое из того, что слышит, а я, в свою очередь, виртуозно справилась с объяснением функции родительного падежа в русском языке, не переходя на немецкий.

Скажу честно, быть учителем-носителем без специального образования – непросто, даже если ты лингвист. Поскольку эксперимент прервался, едва успев начаться, выводы, которые я могу сделать, тоже будут достаточно поверхностными, но других у меня нет.

1. Тот язык, который мы изучаем в школе как носители, существенно отличается от того, который преподается иностранцам. Например, сравните два вопросительных предложения «Где живет Анна?» и «Где она живет?» и объясните, почему в этих предложениях разный порядок слов. Вы когда-нибудь задумывались об этом? Вывод: носителю приходится заново учить свой родной язык и смотреть на него совсем под другим углом зрения.

2. Любой ли носитель готов засесть за учебники, справочники и словари, чтобы получать зарплату только за проведенные уроки? Напоминаю, что подготовка к одному занятию – это время занятия, помноженное на три. Вывод, в котором я уверена, исходя из жизненного и профессионального опыта: не любой носитель захочет инвестировать свое время в такой сомнительный финансовый проект.

3. Если носитель – не лингвист и не учитель, ему будет сложней раз в сто, чем мне. Например, я знаю, что такое родительный падеж, а Леандер уже не помнил, что такое Genitiv. Хотите себе в учителя носителя, который не знает, что такое падеж?

4. Мой самый главный вывод, вернее, подтверждение догадки: для того, чтобы смочь обьяснить ученику самую простую вещь, нужно самому знать об этой вещи практически все. Попробуйте, например, дать традиционный русский ответ на вопрос «где-где?», а вслед за этим тут же ответьте на этот же вопрос применительно к актуальной экономической ситуации: «где мы все?». Послушайте, как звучит предлог «в» в обоих случаях. Это один и тот же звук? Перед глухим и звонким? Я знаю, что этот феномен называется ассимиляцией, знаю, к чему он применим и как к нему относиться. Я встречалась с ним, когда училась в университете, и все равно вляпалась на занятии, потому что не додумала и не отследила нужный момент, когда следовало обратить на него внимание. Моему ученику не нужно знать, что это такое, я никогда не стану кормить его теорией, это нужно мне, потому что, например, ассимиляция — тот камень, о который споткнется каждый, кто начнет изучать русский, и хорошо бы учителю быть к этому готовым. Поверьте мне на слово, дорога к немецкому языку не проще, камней на ней не меньше, а сложности сопоставимы со сложностями в изучении русского.

Так что пока я оставляю за собой право дать в лоб каждому, кто скажет, что учиться у носителя лучше, чем у учителя. Я по-прежнему утверждаю, что мои коллеги и я, русскоязычные учителя немецкого, знаем о немецком значительно больше любого носителя-нелингвиста и сможем научить немецкому лучше, чем такой носитель. И да пребудет с нами кириллица.

ТО

С истоками этого полемического дискурса можно ознакомиться здесь: «Принципы доказательной медицины…», здесь «Ich habe Deutsch studiert», здесь «В защиту профессии» и здесь:  «В защиту профессии-2»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *