Вернуться ко всем отзывам

Сергей Присяжненко (Мюнхен 2018)

День перед поездкой.

Я еду в Мюнхен третий раз в августе 2018 года, удивить меня в общем-то нечем. Рогалик с пивом я пробовал, рулька для меня жирновата. В музее БМВ был-перебыл, кожаные штаники надевал-перенадевал. Короче, я ничего сверхъестественного не жду.

День первый.

В самолете, как обычно, верещащий недоросль, одесную меня. О, мать твоя Тереза, за что. Три часа перелета – это (не)много, вариант выбирайте сами. Солнечный Мюнхен встречает хургадской жарой, радуюсь, что в гостинице есть кондиционер и поэтому больше не грущу, что не снял квартиру с разносчиком языка. Zum Augustiner – бокал helles’a и тефтельки с картофельным салатом. Ну здравствуй, Мюнхен!

День второй.

Основная программа начинается только завтра. Пользуюсь свободным временем, еду в Зальцбург. Поезд тих, прохладен и уютен как филиал рая, а за окном все то же адище, аки геенна огненная. Хотя пейзаж идиллический: коровки там, селянки с селянами на сеновалах. Заставка Windows ХP, почти все время. Зальцбург уютен, почти как поезд, но только жарко и надо лезть в горы. Из крепости Хоэнзальцбург с IV века н.э. можно обозреть километры окрест: зелень да лазурь благословенной земли. Думаю, любовь к красивым видам у местных в крови. Опять же, обороняться удобно, да и всякое золотишко и припасы лучше сохраняются. Вечером в компании ТО, ТЯ и Валеры отведал вполне не виртуальных угощений на Виктуалиенмаркте. Осы, казнь баварская!

День третий

Ну наконец-то, поработать. Задания поначалу вызывают оторопь, но вливаемся. Сегодня я в группе с Анной. Она как ртуть, думаю, даже больше, чем Фредди. Зато мне удобно фотографировать и записывать ответы аборигенов. Они в основном приветливы и готовы к сотрудничеству. “Wir möchten unser Deutsch verbessern” – вот так! И работает лучше сезама. Danke schön für die Auskunft! Аборигены тают и на прощание машут руками и пивными кружками. К середине дня нас знает весь Виртуалиен Виктуалиенмаркт, в том числе, допрошен полицейский. Мы теперь знаем, где проходит Вайсвурст-Экватор, однако, Noargel Toscanini не сдается, будь он трижды здоров. Анна изобретательна и находчива, а следовательно, изобретает и находит правильный ответ. Кого ей приходится запытать для этого, я предпочитаю не спрашивать. Тайное братство училок много раз доказывало свои безграничные возможности. Я понимаю, что будет все интереснее и интереснее.

День четвертый.

Я живу у Hauptbahnhof и пользуюсь всеми удобствами местоположения: почти во все направления можно добраться пешком. Иду на Giselastraβe, там у нас утренний сбор. Один из выходов одноименного метро закрыт, как вывожу из надписи, по причине осиного гнезда. Серьезно. Держусь теперь от него подальше. Сегодня я в паре с Валерой. Вопросы уже не вызывают прежнего остолбенения. Пользуемся доверчивостью местного пожилого бюргера, и не зря! Он отлично знает местность, не то что обитатели Виктуалиенмаркта. Старец раскрывает нам, где искать Walking Man’а – мы слепцы, вот же он, прямо перед носом. А дальше – ресторан Gisela (о, хищные авторы вопроса – это вовсе не рядом с Giselastraβe, его не так просто найти!). По пути заходим в головной офис Siemens. Ритуальные мантры про «улучшение немецкого» действуют безотказно, однако, никакой Гизелы они не знают. Валера находит кафе для сотрудников и предлагает плюнуть в сторону Гизелы и довольствоваться имеющимся. Я почти согласен. Однако, после еще одного

круга найден правильный ответ. Хитро придумано, нам нравится! С распирающим чувством гордости едем на Виктуалиенмаркт – дада, нам там намазано. Оттуда и осы, видимо. За столом знакомимся с двумя американцами. Они изучают русский язык. У меня медленно проворачивается в голове: американцы, изучающие русский, пьют пиво в Мюнхене с русскими, изучающими немецкий. Говорим однако на английском. Молодцы пьют по-черному, мы не стремимся догонять. Вечером в Энглишгартене – разбор полетов, все молодцы.

День пятый

Я в компании Анны и Полины. Надо отправить почтовую открытку с видом Мюнхена в ДК. Служительница почты замечает несколько странных иностранцев и нарочито медленно и внятно проговаривает слова в ответ на вопросы. Мне хочется ей сказать, что хоть мы и не немцы, но и не душевнобольные. Но мой словарный запас и встроенная этика не позволяют этого. Далее мы узнаем все особенности местной национальной моды, хотя и не без сложностей. На этот раз, волшебные слова про улучшение немецкого не работают с продавщицей трахтов. Несмотря на то, что у нее совсем нет посетителей, она предпочитает поторговать лицом, чем общаться с нами о деталях баварского костюма. Wir informieren nicht. Ее улыбка сообщает, что скорее всего, нам пора идти, и мы, так и быть, идем. Полина успевает зарисовать детали женского облачения, вопреки воле недружелюбной владелицы трахтенгешефта. А вот продавец в галерее одежды более приветлив, и особенности мужской моды Баварии мы узнаем во всех сочных подробностях и деталях. Быстро расправились. Есть время на музей и шоппинг. Я нашопливаю Босха в коллекционном издании. Впоследствии он перевешивает мой багаж при вылете, и я через это имею ряд волнительных минут в аэропорте.

День шестой

Когда утро начинается с похода за пивом, не всякий согласится, что оно доброе. Мы же сегодня идем на пивоварню Хофброй, предположу, что здесь любому понятно, что денек задается хорошо. Счастливый гид, который ведет нас, очевидно знает все тонкости процесса пивоварения как технолог, все детали процесса нам разъясняются четким доступным немецким языком, с обилием конструкций, типа, «probieren werden muss». Процесс пивоварения и розлива завораживает бесперебойным ритмом и отсутствием, за редким исключением, обслуживающего персонала. Сотни и тысячи темных бутылок наполняются, маркируются, упаковываются и скрываются из глаз в упаковочной таре. Мы проходим дальше, вот здесь хранится хмель и солод, а здесь, в тиши и прохладе, тестовый кран с полуфабрикатом пива. Уходить не хочется по понятным причинам. Однако, после бранча мы вновь мчимся по заданиям. На этот раз они про Олимпийские объекты и прочее-прочее. Вечером после разбора полетов идем с ТО и ТЯ окультуриться на орган и трубу. Что из это выходит, читайте в ТО-шном ФБ.

День седьмой

Мы должны собраться мужской группой сегодня, однако, Семен появляется позже. Мы с Валерой – уже сработанный дуэт, нам все по плечу. Валера рациональнее меня, он взял зонт, ибо дождь. А я взял только куртку, ибо я нерационален. В итоге, мне приходится покупать за семь девяносто зонтик. Попутно продавщица раскрывает нам про P1 и с чем его едят. Под зонтом теперь я могу дойти хоть до Берлина, но нам достаточно найти владения графа Прейсинга и Üblacker-Häusl. Теперь мы знаем, что совсем недавно весь этот район (Lehel) был сплошными полями с коровками, селянками, селянами и сеновалом. Ну и графское поместье, как без него. От него мало что осталось – церковь, похоже новодельная, остальные здания тоже не пахнут историей. В итоге дня, мы обозреваем окрестности с Олимпийской башни. Из знакомых зданий сверху различимы только Альянц-Арена, музей БМВ и Фрауэнкирхе. Уже подустал за неделю. Сбор вечером в Хофбройхаусе – завершающая праздничная встреча по поводу окончания нелегкого курса. Кормят нас до отвала, но хамят так же профессионально. В итоге, официант получает оскорбительно точный расчет самой мелкой монетой. Prost!

День восьмой

Я так радуюсь тому, что закончена обязательная программа, но еще не знаю, что предстоит сегодня. На очередном райском поезде мы добираемся до городка Фюссен. Далее следуем автобусом к подножию гор – да, все правильно, мы хотим посетить Нойшванштайн, так горячо любимый “диснеевский» замок несчастного короля Баварии Людвига II. Людвиг страдал – и нам велел. Потому что все хотят в сказку, а значит – 2.5 часа очередь за билетиком в замок. Мы гуляем по берегу озера и кормим лебедей. Да, они тут самые-самые почетные жители со времен баварского сказочного короля. Затем мы лезем в гору к самому замку, нас обгоняют респектабельные и слегка надменные повозки с пассажирами за шесть пятьдесят за подъем. Ну вот и поднялись. Виды, конечно, поражают всякое воображение. И сам замок, что снаружи, что изнутри – отражение сказки. Бедный-бедный Людвиг, как мало тебе пришлось в этой красоте пожить! Фотографировать внутри запрещено, а посмотреть там есть на что. ТО подстрекает, и я подстрекаюсь. Теперь у меня есть контрафактное фото портала в замке. Греет душу: смогли. Возвращаемся поздно, но решаем поужинать. Я делюсь мыслью, что мне радостно от того, что со мной состоялось это приключение. Так бывает только в случаях очень запоминающейся поездки. Расстаемся, довольные и усталые. Мы любим Мюнхен. А Мюнхен любит нас.

Sergei Prisyazhnenko (München 2018)

– Ich bin so froh, dass das obligatorische Programm beendet ist, aber ich weiß noch nicht, was heute passiert ist. Mit dem nächsten Paradieszug gelangen wir nach Füssen. Als Nächstes fahren wir mit dem Bus zum Fuß der Berge — ja, genau, wir wollen Neuschwanstein besuchen, das allen bekannte «Disney» Schloss des unglücklichen Königs von Bayern Ludwigs II. Ludwig litt -und befahl es uns. Weil jeder in ein Märchen einsteigen will, so müssen wir 2.5 Stunden Schlange stehen. Wir gehen den See entlang und füttern Schwäne. Ja, sie sind hier die ehrenvollsten Bewohner seit dem bayerischen Märchenkönig. Dann steigen wir auf den Berg zum Schloss selbst, wir werden von Wagen mit respektablen und ein bisschen übertriebenen Passagieren für sechsundfünfzig Euro pro Aufstieg überholt. Nun, da sind wir. Die Blicke sind natürlich höher als jede Phantasie. Und das Schloss selbst, ob von außen oder von innen ist eine Reflexion des Märchens. Armer, armer Ludwig, wie wenig du in dieser Schönheit leben durftest! Es ist verboten drinnen zu fotografieren. Tatjana stachelt mich auf und ich stimme zu. Jetzt habe ich ein insgeheim gemachtes Foto eines Portals im Schloss. Es wärmt mir die Seele: ich kann es. Wir kommen zu spät zurück, aber wir entscheiden uns zu Abend zu essen. Ich teile den Gedanken, dass ich froh bin, dass ich dieses Abenteuer erlebt habe. Dies passiert nur in Fällen einer sehr unvergesslichen Reise. Wir trennen uns, zufrieden und müde. Wir lieben München. München liebt uns.