Вернуться ко всем записям

Игры, в которые мы играем

Авторы: Татьяна Орестова, Татьяна Ярцева
21.06.2017

Модно, очень модно стало вдохновляться, мотивироваться и толпиться у выхода из зоны комфорта.

Ой, это не мой учитель, — говорит человек, едва познакомившись с учителем, — он меня не вдохновляет. Мне нужно, чтобы меня мотивировали. Если честно, мы не очень понимаем, что означают эти слова, слишком много теорий имеется на этот счет.

По фидбэку от наших студентов мы сделали вывод, что в нашем контексте понимается под мотивацией — чтобы на уроке было зашибись как весело и интересно, так чтобы все искрило и фонтанировало, чтобы потом еще весь день пылать любовью к немецкому.

А что, подумали мы, мы тоже хотели бы, чтобы все студенты приходили на занятия огурцами, с выполненным д/з (желательно еще походив по всем дополнительным ссылкам), чтобы все они были обаятельными и интересными собеседниками, а еще чтобы импровизации им удавались на раз-два. И так чтобы каждое занятие. Всегда, короче. Мы тоже хотим, чтобы нас мотивировали.

Всем хочется удовольствия, в этом нет ничего противоестественного. Только одно дело — поработать и позволить себе мороженку, а другое дело дуться на папу, что он не каждый день приносит после работы вкусняшку.

Хорошо. Понятно, что урок в идеале должен быть интересным. Хорошо бы, чтобы учитель был темпераментным, харизматичным и напористым. Но это тоже вопрос вкуса. Некоторых студентов крючит от напора темпераментного учителя, им нужен учитель поспокойнее. Кого-то ироничный учитель выбивает из колеи и отвлекает от материала. Кого-то слишком спокойный учитель выводит из себя. Все ученики разные. Так вот учителя тоже разные.

И потом, если, как мы правильно поняли, каждый урок должен являть собой этакое искрометное шоу, то спросите себя, каждый ли день на работе вам доводится воскликнуть о себе на манер Пушкина А.С.? А я не работаю с людьми, скажете вы, и не должен ни развлекать, ни веселить их. Тогда поговорим о качестве выполняемой работы.

В каждой работе есть критерии оценки качества. В нашем случае главный критерий — усвоенный материал и отработанные речевые навыки. Харизма учителя — приятное, но необязательное дополнение к процессу.

Поэтому мы считаем, что несколько наивно ожидать от учителя, что на каждом занятии он будет делать перформанс. Учитель — не актер, он не показывает зрелище и не доводит публику до катарсиса, это не его задача. Задача учителя — передать знание через все возможные каналы восприятия — визуальный, аудиальный, тактильный, когнитивный, а заодно и эмоциональный.

Эмоции, которые помогают учиться, могут быть очень разные, не только позитивные. Наивно повсеместно исповедовать модный нынче инфантильный гедонизм. Иногда нужно облажаться, чтобы запомнить что-то навсегда. Иногда испытать стресс непонимания и признать это. Иногда нужно поскучать, чтобы захотеть делать что-то. А позитивные эмоции можно получить не только, потому что у тебя учитель такая зажигалка, позитиффчик такой и мотивашка, но и от преодоления себя — после того, как облажался, испытал стресс и поскучал. Когда появляется вот это нынче модное “я молодец”. Не училка молодец, а я. Вот и будет вам мотивация.

А знаете ли вы, через что на первых порах проходят все эти зажигалки, позитиффчики и мотивашки? Через игру “убей тренера”, — знаете такую?

Это когда даешь пробу перед немецким начальством, показываешь урок на тему “Безработица”, а один молодой человек из группы вдруг задает вопрос: “А какого рода слово чат?”. Понимаешь, что в словарь сейчас не полезешь, а придумывать не хочется. И отвечаешь: “Не знаю”. И вроде как все, секунда позора уже позади. Но тут студент спрашивает: “А почему не знаете?” А начальство смотрит. Что бы вы ответили?

Или когда на высоком уровне кто-то из группы почти каждое твое слово демонстративно проверяет по словарю. Первое занятие проверяет, второе занятие проверяет. На просьбу читать текст без словаря обязательно сразу же берет в руки словарь. Группа следит за развитием событий. Что тут можно предпринять?

Или когда ты работаешь с темой “Общество потребления”, а кто-то, оттянув на себя все внимание, вдруг интересуется, как выглядел Коньюнктив I в XVII веке. Говоришь ему, что ответишь на этот вопрос в перерыве, но он не согласен. Вся группа смотрит на тебя. Мило, да?

Или когда человек встает и по-русски возмущается: “Я за такие деньги еще и домашку должен делать?”. Ему 50, а тебе 26, и это твоя первая группа. Каковы ощущения?

Можно еще систематически восклицать: “Я не понимаю!” На вопрос: “Что именно вы не понимаете?” следует ответить: “Ничего!”, а лицом показывать полное понимание как темы, так и своих действий. Хороший ход, правда?

Наконец, можно просто саботировать задание, громко или тихо. Или обхватить голову руками и отвернуться от всех, изображая невероятную скуку. И следить за учителем из-под локтя. Очень мотивирует.

Есть такое психологическое упражнение, называется растяжка. Тому, кто не умеет отстаивать свои интересы, психологи советуют прийти в ресторан и вывернуть официанта наизнанку, намотать ему кишки на кулак своими мелочными претензиями. И посмотреть, как это работает. НО! Потом нужно обязательно раскрыть карты, извиниться и оставить щедрые чаевые.

В интересную и развивающую игру “Убей тренера” с нами когда-то играли много и разнообразно, — чем моложе преподаватель, тем больше соблазна пожрать его. Отбиваться приходилось в одиночку: начальство практически никогда не заступалось за нас, только если на нас ходили жаловаться. (А жаловались на всех). Бывало, отобьешься, удачно или не очень, урок-то доведешь до конца, но потом все равно чувствуешь себя убитым. Естественно, — никто не извинялся и в том, что он так отрабатывал на тебе свои психологические зажимы, не признавался. Так что игра работает, не сомневайтесь.

Описав ощущения обеих сторон, предлагаем прийти к соглашению. Вдохновляться и мотивироваться нравится обеим сторонам. Выходить из зоны комфорта не нравится никому, если вокруг враждебная среда. Никто в здравом уме и не пойдет во враждебную среду. Создав свою школу, мы взяли за непреложный принцип создание безопасной среды для наших учащихся. А также для наших учителей.

Комфортная среда, то самое, что называется дружелюбной атмосферой, — это зона ответственности обеих сторон. Завтра в неизвестность выйдут сразу три стороны — новая группа английского, новый молодой преподаватель, для которого эта группа будет первой, и мы. Мы нервничаем. Преподаватель нервничает, студенты наверняка тоже. “А что если я буду самый тупой в группе?” — знакомо? Нам тоже.

Почему мы написали этот текст? Потому что привыкли к честному и доверительному фидбэку от наших студентов. Поэтому мы, давая свой фидбэк, тоже рассчитываем на их понимание.

Зачем мы написали этот текст? Чтобы сказать вам, что не только учитель мотивирует студентов, но и студенты мотивируют учителя. А еще студенты мотивируют сами себя и друг друга. Так что большая часть мотивации не находится снаружи и не привносится извне. Она внутри нас.

TO&TJ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *