Вернуться ко всем записям

A — Ausdruck: так не говорят

Авторы: Татьяна Орестова, Татьяна Ярцева
12.01.2017

Как вы думаете, почему в эпоху, когда компьютеры управляют посадочными модулями на других планетах, гугл-переводчик не справляется даже с  кулинарным рецептом, где нет никаких метафор и иносказаний? Десерт не принято подавать в самом начале обеда, но тут мы не удержались, потому что не совсем поняли, десерт ли это: в полночь груши превратились в луковицы.

Встречайте — Birne Helene, он готов!

 

So wird die Birne Helene zubereitet.

Zuerst die Birnen schälen, halbieren und das Kerngehäuse entfernen. Dabei ist darauf achten, dass es nicht zu reife, sondern eher feste grüne Birnen sind. Den ansonsten zerfallen die Birnen später beim kochen zu sehr.

Wenn gerade keinen frischen Birnen zur Hand sind, oder wem die Zubereitung der frischen Birnen zu viel Aufwand ist kann auf Dosenware ausweichen. Die nachfolgenden Schritte entfallen damit und man kann mit der Schоkoladensoße weitermachen. Wer auch hier lieber auf eine fertige Schokoladensoße zurückgreift kann gleich das ganze auf einem Dessertteller anrichten. Aber probieren Sie doch einfach mal aus die Birnen und die Soße selbst zu machen. Man merkt hier gleich den Unterschied in der Würzung.

Nun für die weitere Zubereitung der Birnen in einem Topf Wasser mit Zucker, Vanillezucker und Zitronensaft aufkochen.

Die vorbereiteten Birnenhälften ins Wasser legen und alles nochmals aufkochen lassen. Anschließend, je nach Reife der Birnen ca. 8 — 12 Minuten langsam gar ziehen lassen. Dabei die Birnen zwischendurch vorsichtig mit einer Gabel anstechen und testen ob sie weich genug sind, aber trotzdem noch genügend Biss, haben.

 

Так что Груша Helene готов.

Во-первых, очистить, сократить вдвое и удалить сердцевину груши. Он должен гарантировать, что не слишком спелый, а твердый зеленые груши. Иначе разлагаются луковицы позже в кулинарии тоже.

Если только не свежие груши на руке, или кому приготовление свежих груш слишком много усилий может прибегнуть к консервами. Следующие шаги не так и вы можете продолжать с Schоkoladensoße. Те, кто предпочитает zurückgreift здесь на готовом шоколаде может быть равна всего соусом на десертной тарелке. Но попробуйте попробовать грушу и сделать сам соус. Можно заметить здесь равна разнице в приправе.

 

В настоящее время для дальнейшей подготовки луковицы в горшок кипятить воду с сахаром, ванильным сахаром и лимонным соком.

Поместите подготовленные груши половинки в воду и довести до кипения еще раз. Затем, в зависимости от спелости груши приблизительно 8 — позволяют 12 минут, пока не сделано медленно. Здесь между аккуратно проколоть луковицы с вилкой и проверить, являются ли они достаточно мягким, но все еще есть много укуса.

Собственно, на этом можно было бы, наверное, и остановиться, но вопросы-то продолжают поступать. Кто-то умоляет выдать тайну, как все же по-немецки будет “мне”, — чтобы сказать “Мне тридцать шесть”, и это после того, как пройдена структура “Ich bin 36 (Jahre alt)”. Кто-то с недоверием относится к шести вариантам фразы “Мне надоело” на немецком, тщетно пытаясь найти во всех доступных словарях собственно глагол “надоедать”, вот чтобы одним словом было сказано.

При этом фраза “Так не говорят” — вообще заставляет некоторых испытывать личную неприязнь к учителю. Что значит —  не говорят?! Мы же говорим так по-русски.

Давайте остановимся на самой первой минуте самого первого урока иностранного языка (манекен челлендж). В немецком и английском говорят “Я есть 36”, в испанском и французском — “Я имею 36”, а по-русски — сами знаете. Так говорят. А по-другому не говорят.  Алгоритм родного языка не приспособлен для использования в другом языке. А мы все пытаемся пропихнуть футбольный мяч в треугольное отверстие этой детской игрушки, логического куба.

Вот в английский все мы желали бы пропихнуть наше представление о логике времен: не надо нам так много и так дифференцированно. Именно поэтому система времен в английском — сущий жупел для большинства учащихся. Что только про нее не говорят — мол, и не всеми-то временами англоязычные пользуются, и зачем им их столько, если и без многих из них можно сказать все, что хочется. Требовать от английского (да и любого языка) простоты — такая же беспроигрышная стратегия флирта, как подкатить к понравившейся девушке с приветствием: ”Сделай лицо попроще”.

Так вот, по слухам, пущенным тайным кругом посвященных англистов, нэйтивы пользуются-таки всеми временами, а тяготят учащихся эти времена тем, что трудно  перейти с одной описательной системы на другую. В русском тоже есть средства для выражения регулярности, длительности и завершенности действия, просто мы пользуемся ими, не осознавая и не анализируя их. Ср. “я шел, я ушел, я ходил, я сходил, я хаживал, я походил, я пойду, я пошел, я собираюсь пойти, я буду ходить…” Пока мы собирали этот ряд, стало понятно, что нас бесит: мысль-то одна, а глаголы все разные (идти, ходить, уходить, походить, хаживать, пойти). Вот такой у нас синтетический язык: одними приставками и суффиксами можно вон сколько оттенков смысла выразить, ср. “Да пошел ты…” (форма прошедшего времени в значении императива). Ну и что, что приставками и суффиксами, — а в английском все выражается аналитическими конструкциями. Есть еще вопросы к английскому? Получается, что у нас футбольный мяч, а у них —  логический куб,  а у китайцев — вообще головоломка со спичками.

Такой жупел есть в любом языке: в каком-то 15 падежей, в другом — адова туча суффиксов, а русский страшен отсутствием правил ударения. Как мы пользуемся ударением? Да никак, по памяти.

Что уж говорить о лексической асимметрии в языках. Чего только стоят “ложные друзья переводчика”: например, прилагательное intelligent означает в других языках совсем не то, что в русском. Еще особая радость — объяснять понятие, эквивалента которому нет в родном языке. Если к слову Rücksichtslosigkeit можно подтянуть русскую “бесцеремонность”, то к его антониму Rücksicht в русском однозначно выраженного эквивалента нет. Есть люди, которые эту Rücksicht практикуют, а понятия такого нет. Это то, что подразумевается в многословных анонсах в метро: “… будьте взаимно вежливы и предупредительны…”

Эти особенности разных языков нужно принять и по возможности начинать ловить кайф от того, что осваиваешь иную галактику. Никто не стремится намеренно и нам во вред усложнить языки, которые развивались стихийно и отнюдь не симметрично друг другу. То, что нам сейчас кажется нелогичным, в свое время было вполне обосновано. Следует допустить мысль, что в других языках иная картина мира и, похоже, иное видение времени и пространства.

Есть такая наука — филология, она изучает все эти миры, галактики и вселенные, их историю, развитие и современное состояние. Есть компаративистика, сравнивающая разные языки, это особый космос. Компьютерная лингвистика, она же математическая, она же вычислительная, использует математические модели для описания естественных языков. Лучшие умы работают над компьютерным переводом, язык все изменяется и изменяется, а гуглу за ним все не угнаться.

Влюбившись в язык и приступив к его изучению, важно помнить, что путь любви — не гладкий рельсовый путь (с). Язык — дело не такое материальное и конечное, как деревянные ложки. Нельзя надеяться, что за пять курсов можно выстругать из болванки языка гладкую и ладную ложку, может даже и вовсе хохломскую. Тут вопрос не столько в том, как правильно строгать и насколько рьяно, а в том, чтобы отбросить веру во всемогущество привычной логики и начать адаптироваться к инаковости изучаемого языка. Чуть смиреннее надо быть, чуть открытее этому миру, то бишь расслабленнее и податливее. Берите пример с детей — они воспринимают языки без предубеждений и ложной гордости, — ошибайтесь спокойно и делайте лицо попроще. К языкам нужно чуть почтительнее быть, они все-таки значительно старше вас. Глядишь, какой-нибудь из них и пойдет вам навстречу.

Покамест мы думу думаем по-нашенски и измышляем, как ложек настрогать поболе да покрасивше, падет одному никогда в, как человек язык изучить может, на котором мы интерес имеем.

Так что нет ничего удивительного, что на этом пути все мы получаем на полях наших письменных работ пометку A (Ausdruck) — “Так не говорят”. Мы все же люди, а не машины. Впрочем, это и дает надежду.

TO&TJ

 

А на закуску — Маринованные сельдей.

2 herrings 2 сельди

1/2 c. 1 / 2 С. vinegar Уксус

1 c. 1 C. water вода

2 bay leaves 2 лавровых листа

1 tsp. 1 чайная ложка. pickling salt травильных соль

1 sm. 1 SM. onion Лук

2 tbsp. 2 ст. sugar сахар

1 tbsp. 1 ст. oil нефть
Clean herrings and chop off heads and tails. Чистота селедки и отрубают головы и хвосты. Soak in cold water changing water 3 to 4 times for several hours or overnight. Замочить в холодной воде, менять воду 3 до 4 раз в течение нескольких часов или на ночь. Combine ingredients for brine and bring to a boil. Комбинат ингредиентов для рассола и довести до кипения. Cool. Круто. Drain herrings and cover with sliced onions. Канализация селедки и крышки с нарезанным луком. Cover with cold brine. Обложка с холодным рассолом. Store in closed container in refrigerator. Хранить в закрытом контейнере в холодильнике. Ready for eating in 48 hours. Готовы для еды в 48 часов. Yield: 1 quart. Доходность: 1 кварт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *